Египет. В лесу колонн

Для египтян храм был живым существом. Здесь стенные рельефы и иероглифы изображали обряды, которые, как верили, помогали сохранять Египет от впадения в хаос, господствовавший до того, как первый островок показался над водой. Верили не только в то, что люди были созданы заодно с первым храмом, во время так называемого Акта Творения, но также в то, что тогда были созданы и движущие силы, управляющие миром: царская власть, мораль, закон и религия.

И так как вначале все было совершенным, фараонам и жрецам надлежало вечно поддерживать существовавшие тогда условия, умилостивляя богов должным почитанием и частыми жертвами пищи и вина.

По изначальным магическим представлениям, даже каменные рельефы, изображающие горы речной птицы, заколотых быков, овощей, фруктов и других даров природы, считались вечной пищей богов. «Приди к этому теплому хлебу, — гласит одна надпись, — к твоему пиву, к этим твоим лучшим кускам, которые царь приготовил тебе». Неудивительно, что Сети и Рамсес повелели украсить Абидосский храм от пола до потолка сценами, изображающими фараона вместе с богами, исполняющего многочисленные религиозные обряды. Сети и Рамсес верили, что они вновь родятся в образе Осириса, станут бессмертными и им, в свою очередь, будут поклоняться. Таким образом, на долю жрецов выпадало после смерти правителей повторять изо дня в день, из года в год вековые обряды, чтобы фараоны и сами боги, общество и сам Египет могли «пребывать вечно, пока существуют небеса».

В Храм Сети, как в дом богов, вход был запрещен всем, кроме фараонов, чиновников и жрецов, хотя простой народ в некоторых случаях и могли допустить в передние дворики.

Самыми священными местами были алтари в задней части здания и залы в передней, где проходили обряды, посвященные Осирису.

По египетским верованиям, боги обитают внутри святилища.

Однако, чтобы облегчить их почитание, они были представлены там своими статуями. О статуях изо дня в день заботились как о живых существах из плоти и крови. Жрецы курили им ладан, купали, одевали в чистые одежды и давали им пищу и питье. Хотя Сети хорошо знал, что из-за тусклого света в храме будет трудно увидеть многие изображения, расположенные на высокой стене перед святилищем, он не упускал ни единой детали, желая не столько усладить взор смертных, сколько заслужить милость богов.
Непомеркшие краски этих рельефов изображают Сети, исполняющего свои многочисленные культовые обязанности, и иероглифы, запечатлевшие соответствующие молитвы и заклинания.

Художники фараона делали наброски фигур на расчерченном на клетки листе, затем принимались высекать их в камне, обычно в повороте 3/4.

Этот стандартный подход отражал египетское видение вечности: совершенство и, таким образом, неизменность всего от начала времени.

Стены храма Сети насыщены символическим значением.

Например, сцена, помещенная справа от алтаря Осириса, изображает шесты, которые несли на царских похоронных процессиях, увенчанные богами загробного мира. Здесь божества изображены в облике зверей.

Вепуат, который олицетворяет Верхний и Нижний Египет, показан дважды в виде пса.

На первом штандарте, крайний слева, он наступил на змею, животное, символизирующее вечность, так как она меняет кожу. На втором штандарте он изображен сидящим на ней. В Абидосе от эмблемы Вепуата отправлялись торжественные шествия, для чего и были необходимы изображения на этой стене. Похожий на весло предмет под второй фигурой Вепуата — «сехем», символ Анубиса, покровителя умерших.

На третьем месте стоит Гор, а за ним Онури-Шу, местный божок. Колонна, занимающая центральное место на рельефе, — гроб Осириса, в котором предположительно находилась его голова. Она стоит на катафалке, который должны были проносить сквозь толпы молящихся, замерших в благоговении.